Вы здесь

Задолженность ликвидированной организации: взыскание с ее контролирующих лиц

09.06.20

Статья размещена в газете «Первая полоса» № 5 (121), июнь 2020.


Участники ООО не отвечают по его обязательствам и несут риск убытков, связанных с деятельностью общества, в пределах стоимости принадлежащих им долей (ст. 87 ГК РФ и ст. 2 Федерального закона от 08.02.1998 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью», далее — Закон об ООО).

Задолженность ликвидированной организации: взыскание с ее контролирующих лиц

Данный подход именуется принципом ограниченной ответственности. При осуществлении хозяйственной деятельности нередки случаи, когда участники или руководитель ООО злоупотребляют возможностью не отвечать всем своим имуществом по обязательствам учрежденного им юридического лица: выводят активы из имущественной сферы общества или перестают осуществлять хозяйственную деятельность, имея при этом долги перед кредиторами.

Исключение организации из ЕГРЮЛ

В настоящее время налоговые органы имеют и реализуют право, предоставленное ст. 21.1 Федерального закона «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей», на исключение юридического лица из ЕГРЮЛв административном порядке. В частности, из ЕГРЮЛ может быть исключена организация в двух случаях:

  • перестала осуществлять свою деятельность и предоставлять налоговую отчетность;
  • при наличии в ЕГРЮЛ сведений о недостоверности организации.

При этом исключение организации из реестра вовсе не означает, что у нее отсутствует задолженность перед контрагентами.

Что делать кредитору, если должник исключен из ЕГРЮЛ, а его имущественные требования не удовлетворены?

Механизм для взыскания задолженности при указанных обстоятельствах был предложен законодательствомв июле 2017 года, когда вступил в силу Федеральный закон от 28.12.2016 № 488-ФЗ, которым в ст. 3 Закона об ООО был введен пункт 3.1.

В соответствии суказанным пунктом лица, имеющие фактическую возможность определять действия юридического лица, исключенного из ЕГРЮЛ как недействующего, по заявлению кредитора общества могут быть привлечены к субсидиарной ответственности по обязательствам этого юридического лица, если такие лица действовали недобросовестно или неразумно.

Требования к контролирующему лицу организации, исключенной из ЕГРЮЛ, могут быть предъявлены в рамках искового заявления о возложении субсидиарной ответственности на соответствующих лиц, иначе говоря — о взыскании с них задолженности юридического лица.

Подача иска: важные моменты

АС или СОЮ: куда обращаться?

Казалось бы, ответ очевиден: спор сугубо корпоративный, поскольку юридическое лицо исключено из ЕГРЮЛ вследствие бездействия его контролирующих лиц, обязательство перед кредитором не исполнено ввиду их неразумных и недобросовестных действий в период осуществления своих функций.

В соответствии со ст. 27, ч. 1 ст. 225.1 АПК РФ корпоративные споры относятся к исключительной подведомственности арбитражных судов.

Однако в данном вопросе судебная практика не столь однозначна. Большинство споров о возложении субсидиарной ответственности на бывших участников или директора ООО рассматривается в судах общей юрисдикции.

На мой взгляд, подобные дела, с учетом их специфики, должны рассматриваться арбитражными судами. Обосновать подачу искового заявления именно в арбитражный суд помогут сформированные судебной практикой выводы (Определение Верховного суда РФ от 18.05.2016 №307-ЭС16-4058, Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 16.03.2018 по делу №А27-14424/2017, Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 11.09.2018 №08АП-11116/2018 по делу №А46-13543/2018).

Какие действия можно считать недобросовестными?

В соответствии с буквальным содержанием п. 3.1 ст. 3 Закона об ООО к субсидиарной ответственности могут быть привлечены контролирующие компанию лица при условии, что при исполнении своих функций они действовали недобросовестно и неразумно. На что обратить внимание суда?

Само по себе бездействие директора или учредителей общества, которое приводит в конечном итоге к исключению последнего из ЕГРЮЛ, при наличии задолженностей перед контрагентами.

Действующее законодательство предусматривает только два пути прекращения деятельности организации при условии, что у последней имеются долги перед кредиторами, которые могут считаться добросовестными, — банкротство и ликвидация (в ходе которой создается ликвидационная комиссия, производятся расчеты с кредиторами и др.).

В ряде случаев судам достаточно факта наличия задолженности, бездействия директора или учредителей, несоблюдение указанных выше способов прекращения деятельности (Решение АС Тверской области от 29.01.2019 по делу № А66-7045/2018, Постановление 7-го ААС от 25.12.2018 по делу № А27-8490/2018).

Зачастую суды не ограничиваются вышеуказанными формальными доказательствами недобросовестного поведения, а требуют прямых доказательств. Однако у истца (кредитора) довольно редко есть в распоряжении какие-либо сведения о финансово-хозяйственной деятельности контрагента (помимо заключенного договора, их деловой переписки и т.д.) кроме данных из открытых источников.

В этом случае могут помочь презумпции, сформулированные в Постановлении Пленума ВАС от 30.07.2013 № 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица», в котором раскрываются признаки недобросовестности, а также определены правила распределения бремени доказывания. Руководствуясь данными разъяснениями, возлагая на ответчика бремя доказывания и учитывая иные обстоятельства дела, суды зачастую принимают решение о привлечении к субсидиарной ответственности (Постановление 11-го ААС от 17.05.2019 по делу №А55-32550/2018, Постановление 7-го ААС от 09.01.2019 по делу  № А27-8490/2018).

В спорах о привлечении к субсидиарной ответственности могут помочь не только прямые доказательства (например, выписки о движении денежных средств, документы по сделкам), которые вряд ли имеются в распоряжении истца, но и косвенные факты, свидетельствующие о недобросовестном и неразумном поведении контролирующего лица. Так, например, суды учитывают данные об отсутствии имущества, полученные в ходе исполнительного производства, факты участия (управления) участниками общества иными компаниями, которые исключены из ЕГРЮЛ как недействующие (Постановление 3-го ААС от 05.12.2018 по делу № А33-16563/2018, Постановление АС МО от 01.10.2019 по делу № А41-2077/2019).

Кого указывать в качестве ответчиков?

П. 3.1 ст. 3 Закона об ООО в части вопроса о круге лиц, на которых может быть возложена субсидиарная ответственность, отсылает нас к ст. 53.1 ГК РФ. Из анализа п. 1–3 указанной статьи можно выделить следующие категории:

  1. лица, которые в силу закона, иного правового акта или учредительного документа юридического лица уполномочены выступать от его имени;
  2. члены коллегиальных органов;
  3. лица, имеющие фактическую возможность определять действия юридического лица.

Круг лиц довольно обширный, законодательство предоставляет возможность привлечь к субсидиарной ответственности даже реальных бенефициаров юридического лица. Однако выявление таких лиц на практике представляется крайне затруднительным.

Анализ судебной практики показывает, что зачастую ответчиками по искам о возложении субсидиарной ответственности становятся указанные в выписке из ЕГРЮЛ генеральный директор (директор) и (или) участники общества. В подавляющем большинстве случаев в качестве и тех и других выступают тождественные лица.

Самым простым вариантом является указание в качестве ответчиков контролирующих компанию лиц, сведения о которых содержатся в ЕГРЮЛ. Даже в случае, если директор организации является номинальным, есть вероятность, что под угрозой обращения взыскания на собственное имущество такое лицо раскроет личность конечного бенефициара.

Не исключен вариант предъявления иска и к директору (участнику) общества, который осуществлял соответствующие функции в прошлом, например, в момент совершения сделки между кредитором и должником, а не в момент прекращения деятельности последнего. Однако в этом случае усложняется процесс доказывания: истцу необходимо доказать, что в действиях указанных лиц присутствовали признаки недобросовестности и неразумности именно на момент совершения, исполнения сделок, предъявить суду соответствующие весомые доказательства, что зачастую довольно затруднительно осуществить.

Пример из практики суда общей юрисдикции

Кировским районным судом города Самары 26 августа 2019 по делу № 2-2490/2019 вынесено решение о привлечении бывшего директора исключенной из ЕГРЮЛ организации к субсидиарной ответственности, взыскании в пользу истца 342 850 руб. задолженности, 6 629 руб. — расходы по оплате государственной пошлины.

Обстоятельства дела

ООО «Присма» обратилось в суд с исковым заявлением о привлечении к субсидиарной ответственности и взыскании денежных средств, указав, что между ООО «Стройсервис» в лице директора и ООО «Присма» был заключен договор возмездного оказания услуг на предоставление транспортных средств. Все обязательства по договору были исполнены ООО «Присма» в полном объеме. В свою очередь ООО «Стройсервис» не исполнило свои обязательства в части оплаты.

Данное обстоятельство послужило основанием для обращения ООО «Присма» в арбитражный суд с целью взыскания задолженности. Решением арбитражного суда в пользу последнего были взысканы денежные средства в размере 342 850 руб., выдан исполнительный лист. В ходе исполнительного производства судебным приставом-исполнителем было установлено, что, согласно полученным данным, движимое и недвижимое имущество, зарегистрированное на имя общества, счета в банках, отсутствуют. Исполнительное производство было прекращено в связи с внесением записи об исключении ООО «Стройсервис» из ЕГРЮЛ. ООО «Стройсервис» прекратило свою деятельность по решению налогового органа как недействующая организация.

На что обратил внимание суд

Удовлетворяя требования истца, суд пришел к выводам о том, что:

  • ответчик как руководитель должника ООО «Стройсервис» при наличии признаков неплатежеспособности был обязан в установленный законом срок обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании должника банкротом;
  • ответчик, являясь руководителем ООО «Стройсервис», знал о долге перед ООО «Присма» и был обязан возразить против исключения компании из ЕГРЮЛ, когда инспекция опубликовала сообщение о предстоящем исключении (п. 3, 4 ст. 21.1 Федерального закона от 08.08.2001 № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей», далее — 129-ФЗ).

Невыполнение указанных действий расценено судом как противоправное бездействие, непроявление должной меры заботливости и осмотрительности. При этом судом были применены презумпции, сформулированные в Постановлении Пленума Высшего арбитражного суда РФ от 30.07.2013 № 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица» касательно неразумности и недобросовестности действий директора.

Пример из практики арбитражных судов

Решением Арбитражного суда города Москвы от 25.03.2020 по делу № А40-243608/2019 директор исключенной из ЕГРЮЛ организации привлечен к субсидиарной ответственности, с него в пользу истца взыскано 5 600 000 руб.

Обстоятельства дела

Между ООО «СвязьТоргСнаб» (истец) и ООО «Триумф» (ответчик)  был заключен договор аренды нежилого помещения (далее — договор), в соответствии с которым истец передал ООО «Триумф» нежилое помещение (часть помещения). В ходе дальнейшего осуществления хозяйственной деятельности у ответчика перед истцом образовалась задолженность по арендным платежам в размере 5 600 000 руб. В дальнейшем арендатор покинул арендуемое помещение без какого-либо уведомления и оплаты.

Позднее истцу стало известно об исключении из ЕГРЮЛ ООО «Триумф» в связи с наличием в ЕГРЮЛ сведений о нем, в отношении которых внесена запись о недостоверности. Указанные события послужили основанием для обращения истца в АС Москвы с исковым заявлением о привлечении к субсидиарной ответственности директора ООО «Триумф».

На что обратил внимание суд

Исключение юридического лица из ЕГРЮЛ в порядке ст. 21.1 129-ФЗ происходит вследствие фактического прекращения юридическим лицом деятельности, в том числе в связи с наличием в ЮГРЮЛ сведений об обществе, в отношении которого внесена запись о недостоверности, отсутствия движения по счетам и несдаче бухгалтерской отчетности. Указанное не является нормальным в коммерческой практике. Непредоставление налоговой и бухгалтерской отчетности относится либо к неразумным либо к недобросовестным действиям; в ином случае, если общество намерено прекратить деятельность, такое прекращение происходило бы через процедуру ликвидации, с погашением имеющейся задолженности, а при недостаточности средств через процедуру банкротства.

Истец предоставил в суд деловую переписку, из которой следовало, что ответчик от имени созданного и управляемого им общества долги признавал, однако оплату не вносил, впоследствии покинул арендуемое помещение без уведомления и оплаты.

Суд признал, что у ответчика отсутствовала цель создания предприятия для ведения добросовестной коммерческой деятельности. Не соответствующее принципу добросовестности бездействие руководителя, уклоняющегося от исполнения возложенной на него Федеральным законом от 08.02.1998 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» обязанности по надлежащему исполнению принятых на себя обязательств, а также надлежащему управлению обществом, является противоправным, влечет за собой имущественные потери на стороне кредиторов, нарушает частные интересы субъектов гражданских правоотношений.

В соответствии с выводами суда ответчик был обязан при имеющихся предписаниях от ИФНС и наличии в ЕГРЮЛ сведений об ООО «Триумф», в отношении которых внесена запись о недостоверности, обратиться в установленный законом срок в ИФНС с разъяснениями, а также в установленный законом срок (6 месяцев) предпринять попытки по актуализации сведений, в отношении которых была внесена запись о недостоверности, или исправить недостоверные сведения. Ввиду невыполнения указанного, бездействие директора является противоправным, а непроявление им должной меры заботливости и осмотрительности доказывает наличие его вины в причинении убытков кредиторам юридического лица — должника.

 

Таким образом, действующее законодательство позволяет в настоящий момент возложить на контролирующих лиц исключенного из ЕГРЮЛ хозяйственного общества обязанность выплатить долги последнего. Однако, как показывает судебная практика, на пути к удовлетворению своих имущественных интересов кредиторам придется столкнуться со множеством нюансов.

Универсального подхода к решению данного вопроса не существует, в каждом отдельно взятом случае необходимо исследовать совокупность юридически значимых обстоятельств, доказывать суду наличие в действиях бывшего директора или учредителя признаков недобросовестности и неразумности.

 

Ольга Юрьевна Цой, директор группы компаний «Главбух» (г. Омск)

 

Ольга Юрьевна Цой,

Директор группы компаний «Главбух»

по оказанию услуг бухгалтерского учета

(г. Омск)