Вы здесь

Дробление бизнеса: как защитить себя от претензий ФНС?

30.04.20

Статья размещена в газете «Первая полоса» № 3 (119), апрель 2020.


Дробление бизнеса как защитить себя от претензий ФНС

Государство ведет большую работу по выводу бизнеса «из тени», его легализации. По итогам 2019 года одним из основных лидеров в рейтинге претензий налоговых органов стало неправомерное дробление бизнеса для применения спецрежимов.

Дробление бизнеса: схема или нет?

В целях выявления злоупотреблений ФНС изучает налогоплательщиков, которые, как предполагают фискалы, создают видимость деятельности нескольких самостоятельных предприятий, прикрывающих деятельность одного налогоплательщика, чтобы получить или сохранить право на применение специального налогового режима, предусматривающего пониженную, по сравнению с общим режимом налогообложения, налоговую (фискальную) нагрузку.    

При этом широко применяются такие термины, как «необоснованная налоговая выгода», «аффилированность группы предприятий», «отсутствие (или искажение) деловой цели договоров» и т. д.  

В ст. 20 НК РФ установлено, что взаимозависимыми лицами для целей налогообложения признаются физические лица и (или) организации, отношения между которыми могут оказывать влияние на условия или экономические результаты их деятельности или деятельности представляемых ими лиц. Отношения следующие:

  1. Одна организация непосредственно и (или) косвенно участвует в другой организации, и суммарная доля такого участия составляет более 20%. Доля косвенного участия одной организации в другой через последовательность иных организаций определяется в виде произведения долей непосредственного участия организаций этой последовательности одна в другой.
  2. Одно физическое лицо подчиняется другому физическому лицу по должностному положению.
  3. В соответствии с семейным законодательством РФ лица состоят в брачных отношениях, отношениях родства или свойства, усыновителя и усыновленного, а также попечителя и опекаемого.

Суд может признать лица взаимозависимыми по иным основаниям, не предусмотренным п. 1 ст. 20 НК РФ, если отношения между этими лицами могут повлиять на результаты сделок по реализации товаров (работ, услуг). 

Признаки незаконного дробления бизнеса впервые даны в Постановлении ВАС РФ от 12.10.2006 № 53. С тех пор они неоднократно дополнялись и уточнялись. ФНС закрепила перечень из семнадцати признаков, указывающих на незаконное дробление (Письмо ФНС от 11.08.2017 № СА-4-7/15895@).

Так, в качестве доказательств, свидетельствующих о применении схемы дробления бизнеса, могут выступать следующие установленные в ходе налоговой проверки обстоятельства:

  • дробление одного бизнеса (производственного процесса) происходит между несколькими лицами, применяющими специальные системы налогообложения (ЕНВД или УСН) вместо исчисления и уплаты НДС, налога на прибыль организаций и налога на имущество организаций основным участником, осуществляющим реальную деятельность;
  • применение схемы дробления бизнеса оказало влияние на условия и экономические результаты деятельности всех участников данной схемы, в том числе на их налоговые обязательства, которые уменьшились или практически не изменились при расширении в целом всей хозяйственной деятельности;
  • налогоплательщик, его участники, должностные лица или лица, осуществляющие фактическое управление деятельностью схемы, являются выгодоприобретателями от использования схемы дробления бизнеса;
  • участники схемы осуществляют аналогичный вид экономической деятельности;
  • создание участников схемы в течение небольшого промежутка времени непосредственно перед расширением производственных мощностей и (или) увеличением численности персонала;
  • несение расходов участниками схемы друг за друга;
  • прямая или косвенная взаимозависимость (аффилированность) участников схемы дробления бизнеса (родственные отношения, участие в органах управления, служебная подконтрольность и т. п.);
  • формальное перераспределение между участниками схемы персонала без изменения их должностных обязанностей;
  • отсутствие у подконтрольных лиц, принадлежащих им основных и оборотных средств, кадровых ресурсов;
  • использование участниками схемы одних и тех же вывесок, обозначений, контактов, сайта, адресов фактического местонахождения, помещений (офисов, складских и производственных баз и т. п.), банков, в которых открываются и обслуживаются расчетные счета; контрольно-кассовой техники, терминалов и т. п.;
  • единственным поставщиком или покупателем для одного участника схемы дробления бизнеса может являться другой ее участник, либо поставщики и покупатели у всех участников схемы являются общими;
  • фактическое управление деятельностью участников схемы одними лицами;
  • единые для участников схемы службы, осуществляющие: ведение бухгалтерского учета, кадрового делопроизводства, подбор персонала, поиск и работу с поставщиками и покупателями, юридическое сопровождение, логистику и т. д.;
  • представление интересов по взаимоотношениям с государственными органами и иными контрагентами (не входящими в схему дробления бизнеса) осуществляется одними и теми же лицами;
  • показатели деятельности, такие как численность персонала, занимаемая площадь и размер получаемого дохода, близки к предельным значениям, ограничивающим право на применение специальной системы налогообложения;
  • данные бухгалтерского учета налогоплательщика с учетом вновь созданных организаций могут указывать на снижение рентабельности производства и прибыли;
  • распределение между участниками схемы поставщиков и покупателей исходя из применяемой ими системы налогообложения.

Важно, что сам по себе ни один из признаков нарушением не является. На умышленное дробление должна указывать совокупность критериев.

В Налоговом кодексе понятие «незаконное дробление» отсутствует в принципе. Однако это не мешает ФНС не только доначислять налоги, но и возбуждать уголовные дела.

 Практика рассмотрения дел по дроблению бизнеса в 2019 году обобщена в Письме ФНС России от 12.07.2019 № КЧ-4-7/13613, а также в Письме от 14.10.2019 № СА-4-7/21065@.

Все эти документы определяют зону риска налогоплательщика и позицию ФНС, причем сегодня это реальная и очень активная угроза доначислений налогов и штрафов, после которых очень трудно восстановиться. Только штрафы составляют 40% от суммы доначислений, а возможна еще и уголовная ответственность.

Предусмотрительность — лучшая защита

Необходимо осознавать все риски ведения бизнеса и выстраивать защиту еще на стадии принятия решений, корректируя свои мероприятия с учетом текущей судебной практики. Это касается договорных отношений, персонала, банковских операций и тем более финансовых взаимоотношений с государством в лице ФНС.  

Например, при реорганизации старого или регистрации нового предприятия при признаках аффилированности должна быть деловая цель, закрепленная в документах, предшествующих таким действиям. Это может быть: снижение риска потерь активов, повышение эффективности управления процессами, подтвержденными расчетами, например, в бизнес-плане нового направления; продвижение на новые рынки, возможность получения дополнительного финансирования (кредит, инвестиции) на новое (старое) направление и прочее. Однако при простом декларировании деловых целей, не подтвержденном дальнейшими действиями, это не будет доказательством добросовестности.   

Обращаю внимание, что такие предприятия должны вести деятельность самостоятельно, используя собственные ресурсы как материальные, так и трудовые. Они должны самостоятельно за свой счет оплачивать текущие расходы, иметь своих деловых партнеров и, разумеется, собственный бизнес, а не дробить выручку по одному направлению по разным предприятиям.

Так, доказательствами незаконного дробления налоговая считает единую бухгалтерию, единый сайт, совместное использование основных средств, единое распоряжение финансовыми потоками и т. д., а значит, это должно быть под контролем налогоплательщика.  

В общем случае оптимизация налогообложения — это законное право (Постановление ВАС от 12.10.06  № 53 (обоснованность налоговой выгоды), Определение КС РФ от 07.11.2008 № 1049-О-О и от 13.10.09 № 1332-О-О (налоговое планирование не противоречит Конституции  РФ), Постановление КС РФ от 27.05.03 № 9-П (право выбора формы предпринимательской деятельности) и др.) за счет получения дополнительных вычетов и льгот, в том числе применения спецналогов. Однако оптимизация по искусственно созданным основаниям — это уже уклонение от уплаты налогов.

Для доказательства тех или иных позиций ревизоры с привлечением экспертов будут сопоставлять договоры по разным группам контрагентов, опрашивать и допрашивать сотрудников (в первую очередь — бывших), проверять возможность исполнения обязательств собственными силами организации.

У налоговиков есть право проводить осмотр помещений, истребовать и изымать документы, получать письменные разъяснения, проводить инвентаризации и встречные поверки. Арсенал возможных мероприятий обширен. ФНС может использовать для усиления доказательств ресурсы правоохранительных органов, Ваши пояснения по запросам и даже давление на сотрудников Вашего предприятия, которые, по мнению ревизоров, могут владеть необходимой им информацией. Как правило, выходя на такую проверку, ревизоры уже имеют список предполагаемых нарушений и их цель — добыть доказательства.

Поэтому большое значение имеет вдумчивое оформление всей внутренней документации на момент свершения хозяйственных операций (не нужно это делать задним числом в стрессе и в отсутствии необходимого времени). Это не формальное, а фактическое разделение бизнеса с соблюдением задекларированных целей.

Признаком недобросовестности налогоплательщика может служить в том числе, оплата налогов через «проблемный» банк непосредственно перед отзывом его лицензии, тем более в размерах, превышающих действительные налоговые обязательства и суммы, исчисленные в налоговых декларациях за спорные периоды. В качестве актуальных источников по данной теме можно назвать Письма ФНС России от 29.03.2019 № СА-4-7/5804, от 07.05.2019 № СА-4-7/8614@.  

Если Вам все-таки предъявлены доначисления, необходимо защищаться по каждой позиции и проверить все расчеты — как самих налогов, так и штрафов. Обращаю внимание, что формула расчета необоснованной выгоды выглядит следующим образом (Постановление Президиума ВАС РФ от 06.07.2010 № 17152/09):

Этими расчетами налоговая служба часто себя не утруждает, а значит — здесь есть поле для споров. Например, очень простой, но наглядный вариант событий: ИП на УСН 15% («доходы минус расходы»), вид деятельности — посредничество при купле-продаже квартир; и аффилированное ООО на ОСН с видом деятельности купля-продажа недвижимости. Первый работает с физическими лицами, а ООО — с юридическими. ФНС доначисляет налоги ИП по ОСН, считая, что здесь прямая реализация, а не посредническое вознаграждение. Но реализация квартир НДС не облагается, ставка по доходам при УСН — 15%, а при ОСН — 13%. В этом случае доначисления идут по одним налогам, а у ИП возникает переплата по другим, и может возникнуть ситуация, что при суммовой переплате не по всем периодам не истек срок истребования переплаты из бюджета, однако вопрос привлечения налогоплательщика к ответственности однозначно будет решен не в пользу фискалов. Если при этом выяснится, что с целью уменьшения налоговой базы ИП не учел по доходам определенные затраты, не учитываемые при УСН, то перерасчет в пользу предпринимателя станет больше.

Как правило, ситуация при обвинении в незаконном дроблении бизнеса намного запутаннее и сложнее, но и решать вопросы по защите нужно индивидуально и своевременно. Порядок оспаривания актов налоговых проверок по вопросам незаконного дробления отличается от обычных проверок только тем, что к проверяемому лицу присоединяют обороты других предприятий. Отсюда особенности оспаривания — расчет совокупной налоговой нагрузки, обоснование деловой цели операций, самостоятельность предприятий. Вопрос оспаривания акта очень ответственный, т. к. в дальнейшем суд может не принять дополнительные документы, расчеты и прочее.

Таким образом, осуществление предпринимательской деятельности в формате нескольких юридических лиц и индивидуальных предпринимателей само по себе не является налоговым правонарушением.

Суды встают на сторону налоговых органов только при наличии совокупности доказательств, свидетельствующих о совершении проверяемым налогоплательщиком совместно с подконтрольными ему лицами виновных, умышленных согласованных действий, направленных не столько на разделение бизнеса, что признается оптимизацией предпринимательской деятельности, сколько на получение в результате применения такой схемы необоснованной налоговой выгоды путем уменьшения соответствующей налоговой обязанности или уклонения от ее исполнения.

Налогоплательщик должен четко знать свои права, предоставленные законодательством для возможности применения более льготного налогообложения, в допустимых Налоговым кодексом РФ рамках.

Ольга Юрьевна Цой, директор группы компаний «Главбух» (г. Омск)

 

Ольга Юрьевна Цой,

директор группы компаний «Главбух» (г. Омск)