Вы здесь

Электронные документы: нюансы использования и новое в законодательстве

14.12.20

Статья размещена в газете «Первая полоса» № 11 (127), декабрь 2020.


Летом 2019 года «Первая полоса» уже публиковала материал про электронную переписку как доказательство в судеЭта статья не повторяет, а развивает и углубляет рассмотренную тему.

Электронные документы: нюансы использования и новое в законодательстве

Кроме того, за прошедшее время принято несколько законов, которые задают новое, более серьезное отношение к юридической силе электронных документов.

Электронные документы: нюансы использования и новое в законодательстве

Электронный документооборот: восприятие обществом

Власти давно задумываются над устранением пробелов в законодательстве, касающемся развития цифрового документооборота. По национальной программе для реализации Указа Президента РФ от 07.05.2018 № 204 «О национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации на период до 2024 года» сформированы направления, развитие каждого из которых так или иначе затрагивает устранение проблем цифрового документооборота. Это такие направления, как нормативное регулирование цифровой среды, кадры для цифровой экономики, информационная инфраструктура, информационная безопасность, цифровые технологии, цифровое государственное управление.

Дополнительное законодательное регулирование стало необходимо по очевидным причинам. Существует психологическое неприятие, недоверие к использованию цифровой подписи и других видов электронного документооборота со стороны государственных органов, бизнес-сообщества и граждан. В частности, налоговая инспекция сформировала практику считать фиктивными сделки, при заключении которых руководители не встречались лично, что влияет на отношение предпринимателей. Кроме того, в отношении электронной подписи существует ряд запретов, связанных с отсутствием соответствующих норм (различные законодательные требования к хранению документов, их предоставлению и т. д.).

Законодательство о форме договора

Ч. 1 ст. 432 ГК РФ указывает, что договор считается заключенным, если между сторонами в требуемой форме достигнуто соглашение по всем существенным условиям.

На основании п. 1 ч. 1 ст. 161 ГК РФ договор может быть заключен в любой форме, предусмотренной для совершения сделок, если для договоров данного вида закон не установил определенную форму либо если стороны не договорились заключить договор в определенной форме.  

Как следует из п. 1 ч. 1 ст. 161 РФ, все договоры, хотя бы одной из сторон которых является юридическое лицо, должны быть заключены в простой письменной форме. Согласно ч. 2 ст. 434 ГК РФ договор в письменной форме может быть заключен не только составлением одного документа, подписанного сторонами, но также и путем обмена письмами, телеграммами, телексами, телефаксами и иными документами, в том числе электронными документами, передаваемыми по каналам связи, позволяющим достоверно установить, что документ исходит от стороны по договору.

Электронным документом, передаваемым по каналам связи, в данном случае признается информация, подготовленная, отправленная, полученная или хранимая с помощью электронных, магнитных, оптических либо аналогичных средств, включая обмен информацией в электронной форме и электронную почту.

Все это говорит о том, что возможность заключения договора в письменной форме путем обмена сообщениями посредством электронной почты полностью соответствует законодательству. Такая позиция  подтверждается судебной практикой.

Точка зрения судов

В Постановлении ФАС Московского округа от 24.05.2012 № Ф05-4684/12 суд счел акт заключения соглашения доказанным, поскольку такое соглашение было направлено по электронной почте и принято сторонами, что не противоречит п. 2 ст. 434 ГК РФ и подтверждается представленной перепиской сторон, а также последующим согласованием графиков погашения задолженности. Аналогичная позиция содержится в Постановлении Первого арбитражного апелляционного суда от 15.01.2016 по делу № А11-5418/2015 и Постановлении Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 17.01.2012 по делу № А56-29674/2011.

Суды основывают свою позицию на том, что ГК РФ не устанавливает в качестве обязательного критерия для признания определенного лица адресантом сообщения подписание этого сообщения электронной подписью или иным аналогом собственноручной подписи.

Суды также ссылаются на Высший арбитражный суд РФ, который в своем Определении от 06.09.2013 № 18002/12 по делу № А47-7950/2011 подтвердил, что процессуальное законодательство (ч. 3 ст. 121, ч. 1 ст. 122 АПК РФ) и ряд постановлений Пленума ВАС РФ допускают обмен информацией (сообщениями) посредством электронной почты без заключения соглашения об обмене электронными документами и без применения электронной цифровой подписи.

Поэтому как доказательства, что сообщение, полученное по электронной почте, исходит от стороны по договору, суды расценивают содержащиеся в таком сообщении данные (Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 27.10.2015 № Ф06-1047/15, Постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 02.03.2016 № 07АП-12282/15, Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 08.06.2012 № 09АП-13210/12):

  • должность;
  • Ф. И. О.;
  • контактные телефоны лица, ответственного за изготовление документов и согласование договорных условий;
  • дата и время отправки письма;
  • адресат и тема каждого отправленного письма;
  • доменное имя в адресе электронной почты, принадлежащее адресанту;
  • адреса электронной почты с указанным доменным именем, закрепленные за сотрудниками адресанта и указанные в качестве контактных адресов организации на официальном сайте.

Таким образом, даже если электронный документ не подписан электронной подписью юридического лица и гражданина, заключивших договор, вполне возможно признание такой сделки, особенно когда стороны не оспаривают отправку данных электронных сообщений.

Одновременно с требованием, которое предъявляется к электронному заключению договора, — возможностью достоверно установить, что электронный документ исходит от стороны по договору, — законодательство не устанавливает каких-либо критериев, в соответствии с которыми может определяться достоверность адресанта сообщения, отправляемого по электронной почте.

Достоверность адресанта электронного сообщения

Существует позиция судов о том, что договор не может быть заключен никаким другим способом при электронной передаче документа, кроме как направлением уполномоченным лицом во исполнение заключенного соглашения между участниками электронного взаимодействия и подписанного электронной подписью, удовлетворяющей требованиям Федерального закона от 06.04.2011 № 63-ФЗ «Об электронной подписи» или иным аналогом собственноручной подписи лица.

В Постановлении Арбитражного суда Московского округа от 29.06.2016 № Ф05-7836/2016 по делу № А40-159798/15 указано: «Пункт 2 статьи 434 Гражданского кодекса РФ предусматривает, что договор в письменной форме может быть заключен в том числе путем обмена письмами, телеграммами, телексами, телефаксами и иными документами, в том числе электронными документами, передаваемыми по каналам связи, позволяющим достоверно установить, что документ исходит от стороны по договору. При этом порядок подписания документов в электронном виде установлен Федеральным законом от 06.04.2011 № 63-ФЗ «Об электронной подписи», статья 9 которого, в частности, устанавливает, при наличии каких обстоятельств документ считается подписанным в электронном виде. В материалах дел отсутствуют доказательства соблюдения условий, которые бы позволили прийти к выводу о том, что спорный договор подписан в электронном виде». Подобная позиция содержится в Постановлении Арбитражного суда Московского округа от 23.04.2015 № Ф05-4229/15 и Постановлении Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 06.07.2015 № 13АП-11177/15.

Новое в законодательстве об электронной подписи

Федеральным законом от 27.12.2019 № 476-ФЗ внесли изменения в Федеральный закон от 06.04.2011 № 63-ФЗ «Об электронной подписи» (далее — 63-ФЗ) и расширили список аккредитационных центров, которые могут выдавать квалифицированные сертификаты.

В новой редакции 63-ФЗ регламентированы процедуры использования квалифицированной электронной подписи (КЭП) при участии в различных правоотношениях, в которых документы подписываются представителем физического лица, индивидуального предпринимателя, юридического лица, а также лицами, замещающими государственные должности и др.

Если документ подписывает сотрудник по доверенности от организации, то он может использовать свою квалифицированную электронную подпись физического лица. Вместе с документом, подписанным КЭП представителя, получателю электронного документа должна быть передана электронная доверенность, выданная этому сотруднику.  То же самое происходит, когда от имени ИП действует по доверенности физическое лицо.

Также установлен порядок оформления и предоставления электронных доверенностей (Федеральный закон от 27.12.2019 № 476-ФЗ).

С 1 июля 2020 года при выдаче квалифицированного сертификата авиационного учебного центра (АУЦ) допускается дистанционная идентификация заявителей дополнительно к существующей сейчас личной идентификации.

С 1 января 2021 года начнут действовать положения об «облачной подписи». Облачная подпись — это вычислительная система, предоставляющая через сеть доступ к возможностям создания, проверки ЭП и интеграции этих функций в бизнес-процессы других систем.

Также с 1 января 2021 года для повышения доверия к усиленной квалифицированной электронной подписи (УКЭП) будет использоваться метка доверенного времени — «достоверная информация в электронной форме о дате и времени подписания электронного документа электронной подписью». Средства электронной подписи должны обеспечивать визуализацию электронной подписи (информация о номере сертификата, периоде действия, владельце).

В 63-ФЗ появилось новое понятие — «доверенная третья сторона» (ДТС). Это юридическое лицо, осуществляющее деятельность по проверке электронной подписи и полномочий участников электронного взаимодействия «для обеспечения доверия при обмене данными и электронными документами».

Указанные нормы унифицируют требования к УКЭП, определяют условия идентификации ее владельцев дистанционно, с использованием голоса и изображения, узаконивают использование «облачной подписи». Это упрощает и повышает надежность использования в электронных договорах электронной подписи, а также повышает лояльность к электронному документообороту со стороны контролирующих органов и судебной практики.

Электронный документооборот: новые нормы ГК РФ

В 2020 году вступили в силу изменения ГК РФ, которые теперь позволяют заключать ряд сделок в электронной форме.

Так, внесены изменения в ст. 493, согласно которым появилась возможность выдачи электронного чека при розничной купле-продаже. Согласно ст. 494 «Публичная оферта» выставление товаров в Интернете теперь считается публичной офертой. Договор номинального счета, предусмотренный ст. 860.2 ГК РФ, теперь может быть заключен путем обмена электронными документами. Договор страхования (ст. 940 ГК РФ) также по измененным нормам может быть заключен в электронном виде.

Последняя свежая  норма — Приказ Росреестра от 17.06.2020 № П/0202 «Об утверждении требований к электронной форме договора участия в долевом строительстве, соглашения о внесении изменений в договор участия в долевом строительстве, соглашения (договора) об уступке прав требований по договору участия в долевом строительстве, в том числе требований к формату и заполнению форм таких документов». Документ начал действовать с 22 сентября 2020 года. Приказом предусмотрена форма предоставления электронного документа — XML-документ и документ PDF/A. Не допускается конвертирование одного формата в другой.

Договор участия в долевом строительстве составляется в виде одного электронного документа и подписывается УКЭП. Электронный образ документа должен обеспечивать визуальную идентичность бумажному оригиналу в масштабе 1:1.

Качество электронных документов должно быть таким, чтобы в полном объеме прочитать текст документа и распознать его реквизиты. Если бумажный документ состоит из двух и более листов, электронный образ такого бумажного документа формируется в виде одного файла. Для сканирования документов необходимо использовать режим «оттенки серого» с разрешением 300 dpi. Таким образом, подробно расписаны все нюансы требований к оформлению.

Законодательство и практика уверенно движутся в сторону цифровизации, особенно на фоне пандемии коронавируса, которая внесла коррективы во все области жизни. Заключение договоров в цифровом виде в будущем станет нормой. Однако это не означает более надежную правовую защищенность.

Если бумажный договор можно подвергнуть почерковедческой экспертизе, экспертизе старения бумаги, краски и т. д., то по отношению к электронным документам все эти методы бессмысленны. Следы цифровых подделок очень сложно (иногда и невозможно) определить с достоверностью.

Кроме того, в России не разработан действующий механизм законодательного регулирования цифрового права. Пока все эти нормы находятся в зачаточном состоянии. В настоящее время договоры, подписанные электронной подписью, достаточно редки, и пройдет немало времени, пока их применение войдет в норму и сформируется соответствующая практика применения.

Михаил Владимирович Давыдов - Заслуженный адвокат, член Президиума Союза адвокатов России, президент Алтайского отделения Союза адвокатов России (г. Барнаул)

 

Михаил Владимирович Давыдов,

Заслуженный адвокат, член Президиума Союза адвокатов России, президент Алтайского отделения Союза адвокатов России (г. Барнаул)